Меню

Газета "Свет Рождества"

Церковный календарь


 

Православное Заволжье

Сайт Покровского храма г. Покровска (Энгельса)

Сайт Андреевского благочиния

Сайт храма в честь Казанской иконы
Божией Матери р.п. Александров Гай Храм с.Александров Гай


Православная инициатива
Наши проекты

                                      ДАР, ЧТО СТАНОВИТСЯ ХРАМОМ

412ipg.jpg4 декабря Православная Церковь празднует Введение во храм Пресвятой Богородицы. Упоминание об этом событии сохранилось в Священном Предании Церкви: установлен праздник в память посвящения Пречистой Девы на служение Богу, чудесного введения Ее в Иерусалимский Храм — во Святая святых, куда мог входить только первосвященник, и то лишь однажды в год. К крыльцу храма, по словам блаженного Иеронима, вело пятнадцать высоких ступеней. Поставленная матерью на первую ступень, Пресвятая Дева Мария самостоятельно взошла по остальным ступеням до самого храмового помоста. При входе в храм священник Захария по наитию Святого Духа ввел Ее вовнутрь святилища. Это введение Пресвятой Девы поразило не только всех предстоящих, но и Ангелов, невидимо здесь присутствовавших, которые, как поется в одном из песнопений праздника, «зряще удивишася, како Дева вниде во Святая святых».

Этот праздник приходится на Рождественский пост, когда всё наполнено ожиданием рождения Богомладенца. И не случайно, конечно же, именно в это время мы вспоминаем о маленькой девочке Марии, Которая уже в младенчестве приуготовляется к тому, что должно будет случиться в Вифлееме. Дева Мария посвящается своими благочестивыми родителями на служение Богу от рождения, а Ее введение во храм, где Она будет жить до того времени, как войдет в дом праведного Иосифа Обручника и станет затем Матерью Господа, совершается в возрасте трех лет. Она Сама входит на ступени Храма — так символически полагается начало совсем иных отношений человека и Бога. Так, возможно, начинается и сам Новый Завет.

Всякий раз, когда приходит время этого праздника, я думаю о Ее родителях. А еще почему-то вспоминаю слова праведного Иова: Господь дал, Господь и взял (Иов 1, 21). Но только сейчас эти слова наполнены иным смыслом. Отходит что-то ветхое, меняются отношения, и здесь уже не просто «Господь взял», а «Господь дал, и я отдаю Богу». Почему же праведный Иов? Почему такая аналогия? Но ведь Иоаким и его супруга Анна тоже были праведны. Разве не терпели они поношения, как некогда ветхозаветный праведник терпел страшную болезнь и скорби, разве не были унижены своей бездетностью и одинокой старостью, которые в этом обществе считались проклятьем, разве не взывали к Богу и не ждали с терпением ответа от Него? Их долгий и нелегкий путь к родительству действительно, хоть и отдаленно, напоминает подвиг терпения Иова — путь тяжелый, где так легко оступиться и оставить надежду. Ко времени, когда Господь ответил на молитвы супругов, они были уже в преклонном возрасте, детей не было, а отношение окружающих было подобно отношению к прокаженным или отверженным. Как жить и как молиться? Как не оставить надежду, если уже и силы, и возраст совсем не оставляют ее? Сама жизнь праведных супругов стала ответом на эти вопросы. Жизнь, которую пронизывала истинная и крепкая вера в то, что Господь не оставляет, что Он действует в нашей жизни и что данное Им открывается порой для нас чудесным образом. Так появилась Дочь — долгожданный Ребенок, ответ Бога, награда и дар. И что же происходит дальше? Праведные родители спустя короткое время — всего через три года — отдают свою Девочку на воспитание в Храм. Не растят Ее «для себя», наслаждаясь, наконец, возможностью лелеять и украшать нарядами, не тешат себя надеждой на достойную старость среди внуков, а передают Богу как дар и приношение, как самое главное, важное и единственное, что у них есть в этой жизни.

Путь родителей — это жертвенный путь. Самая большая ошибка нас — современных, да и не только, — родителей, наверное, заключена в том, что мы пребываем в некоторой убежденности, что раз мы дали жизни нашим детям, раз мы их воспитываем, даем образование, обеспечиваем, заботимся о них, то и они нам тоже что-то должны. Должны утешить и украсить наш закат, должны помочь нам в нашей немощи и слабости, когда время погасит прежние силы и крепость тела.

Позволю себе сместить акценты. Быть родителем, воспитывать детей — это долг перед Богом. Мы не должны растить своего ребенка как собственные «костыли» к старости, мы не имеем права считать людей, даже родившихся от нашей плоти и крови, своей собственностью, и тем более преступно обязывать их чем-то по отношению к себе. Потому что дал нам этих детей — Господь, и Он ждет от нас прежде всего иного: того, что зерно, некогда получившее жизнь, не просто взойдет, но будет выращено и процветет для того, чтобы прославить Подателя этой жизни. Господь ждет, что дети, которых Он нам дал, услышат от нас о Нем, что мы поможем им открыть сердца для Духа Истины, что мы научим их милосердию и состраданию, дадим им радоваться, жертвовать собой, делиться Его светом с другими, что мы позволим им быть личностями, которые с годами и опытом научатся искать в себе не нас, не наши достоинства, не похожесть на нас, а Его бесконечный и животворящий образ. Поэтому наши дети — это, в первую очередь, не то, что мы хотим в них видеть, а то, что хотел бы видеть в них Он.

Но как же сложно на этом свете не хотеть своего, как сложно во всём искать Его волю и, найдя, соглашаться с ней… А ведь такое воспитание — воспитание человека с добрым сердцем и открытой душой — совсем несложно дать. Для этого не нужны доходы и связи, всё это подается через радость и благодарение Бога, если, конечно, что-то от этого есть в нас самих. А если нет, то и воспитываем мы тех, кто мы сами есть…

Долгожданная Дочь, ответ Божий на мольбы и терпение, спасение от поношения и унижения… Как по человеческому разумению можно вот так взять и отдать своего ребенка на воспитание чужим людям?.. Понятно, что отдан ребенок не куда попало, да и воспитание в этом месте строгое и достойное, но как это возможно — решиться только что полученный плод многолетних молитв не присвоить себе, чтобы уж теперь-то радоваться жизни?.. Подобного рода человеческие вопросы нередко приходят к нам, когда мы в силу обстоятельств или же собственных ошибок и поступков отдалены от Бога. Человек, отдаленный от Бога, отдаляет себя еще и от понимания того, что в этом мире ничего не совершается без Его участия. И потому так часто события, которые происходят внезапно и случайно, приводят нас к отчаянию. Наше сознание настроено на то, что в нашей жизни всё вроде бы зависит от нас, — так выстраивается наша повседневность, так устраивается привычный ход вещей. Но случающееся внезапно показывает всю немощь этого состояния, показывает, что мы — не более чем сухое дерево в поле, которое сокрушил ураганный ветер. И тогда приходит понимание того, что жизнь без Бога — это одиночество пустой вселенной, где всё мертво без Того, Кто только что ее покинул. Да, мы нередко вынуждаем Бога стоять за дверью. Только зная и жалея нас, Он не отойдет от двери, а вот мы от этой двери порой отходим всё дальше и дальше. Сможем ли мы в своем вселенском одиночестве без Бога произнести слова праведного Иова: «Господь дал, Господь и взял»? Очень сомнительно.

И вот Ребенок, вымоленный у Бога, возвращается Ему же в дар. И этот Ребенок спокойно поднимается в Храм и, более того, вступает туда, куда далеко не всякий человек может вступить. Разве удивленные этим Ангелы и уж тем более пораженные священники не есть иллюстрация того, как далеки мы от замыслов Божиих, как непостижимы они порой и самим Силам Небесным и в каком порой нелогичном и потрясающем для нашего сознания свете они воплощаются в нашей жизни?

Девочка, вошедшая в Храм, введенная во Святая святых, от сего самого момента и Сама становится нерукотворным Храмом, Святая святых, где уготовано будет появиться Тому, в Чьих руках весь этот мир, Чей суд грозен, но иго благо, а бремя легко. Пройдет чуть больше десяти лет, и на небе засияет звезда, как тихий и далекий берег, что снится страдающему от страшных штормов путешественнику, страннику, потерявшему свой дом и жаждущему возвращения. И этот свет уже не погаснет, а вифлеемский хлев соберет к себе всех уставших от сиротства, чтобы наполнить их сердца надеждой, которая уже не оставит.

Я не знаю, что чувствовали Иоаким и Анна, оставив свою Дочь в Храме. Их земные пути вскоре завершились, но ими было положено величайшее начало. Начало возвращения. Начало пути человека к Богу. Пути, который от этого момента был уже прямой дорогой навстречу друг другу.

Газета «Православная вера» № 22 (570)

Священник Андрей Мизюк 

Источник: Православие и современность

2 декабря 2016 г.


Число прочтений: 315